Ю.Н.Бондаренко. Малые сверхплотные тела в космосе

взрыв сверхновой звезды

Эта статья как бы частично подводит итоги предыдущих двух. Как мы уже писали, гравитационно-несвязанное сверхплотное вещество, по нашему мнению, может встречаться в виде вещества белых карликов, нейтронного вещества и реликтовых чёрных минидыр. Последние мы рассматривать не будем, т. к. они относятся не к веществу, а скорее, к гравитации и проходят по ведомству физиков-теоретиков. Кроме того, их скорости должны иметь порядок скоростей галактик, сотен километров в секунду, что делает их трудно обнаружимыми по встречам с планетами.

Есть веские основания считать, что вещество белых карликов в гравитационно-несвязанном виде существовать достаточно долго не может. Иначе бы оно неизбежно обнаруживалось бы на Земле. Проводимые сейчас земляные работы и работы по добыче минерального сырья наверняка позволили бы его обнаружить в земной коре. При плотности ~ 100 кг/см3 и размере частицы около сантиметра такое вещество должно заметно тормозится уже земной атмосферой и оставаться лежать просто на поверхности грунта.

Сложнее обстоит с нейтронным веществом. Из-за своей чрезвычайно высокой плотности оно не сможет удержатся на поверхности любой горной породы, а заведомо большие, «полурелятивистские» скорости его фрагментов (скорость ухода от нейтронной звезды) делают не возможным их захват планетами и даже звёздами главной последовательности, если величина фрагмента составляет хотя бы миллиметр!

Такие тела не могут принадлежать Галактике из-за высоких скоростей. Возможными способами их образования является разрушение нейтронных звезд при столкновениях и выброс вещества при взрывах сверхновых, если коллапс ядра звезды осложняется быстрым вращением.

Прямое наблюдение таких тел размерами в сантиметры представляется пока невозможным, однако, по косвенным проявлениям их вполне можно обнаружить. Запасённая кинетическая энергия в таких образованьях — огромна. Она составляет, по примерным оценкам, около одной сотой MC2 . Оценка эта взята из предположения скорости объекта, необходимой для ухода от нейтронной звезды. Для тела размером в один-два сантиметра и массы в миллиард тонн это составляет порядка десяти миллионов тонн энергии. Даже если скорости на порядок меньше, то запасённая энергия сто тысяч тонн!

Землю от космической катастрофы при столкновении с таким объектом спасает только его чудовищная прочность. Земля для него очень «прозрачная» мишень, потери энергии при столкновении — очень не велики и не приводят к разрушению планеты.

Есть веские основания предполагать, что на поверхности объекта при коррозии нейтронного вещества возникает корка обычного вещества массой от килограммов до тонн. Время от времени она разрушается и в виде фрагментов попадает в космическое пространство, где постепенно, но неотвратимо разрушается до газа от столкновений с атомами и пылинками межзвёздной среды. Пары тяжёлых элементов и гелий — продукты распада этих тел в нашей системе отсчёта будут представлять космические лучи не очень больших энергий.

Учёт такого процесса пополнения космических лучей позволил бы объяснить обогащение космических лучей тяжёлыми элементами. Не исключено, что при распаде нейтронного вещества возникают в небольших количествах сверхтяжёлые элементы с атомными номерами сто четырнадцать и более. Кроме того, из-за близости такого процесса к «равновесному» процессу образования ядер химических элементов, должны преобладать самые устойчивые ядра, вроде гелия, углерода, магния, железа, а в области тяжёлых ядер — ядра с «магическим» числом протонов и нейтронов. Вообще говоря, «химия» нейтронного вещества, а, может быть — и вещества белых карликов должна представлять собой новую и интересную науку.

Дать оценку массы малых сверхтяжёлых объектов по эффекту их встречи с планетами затруднительно, потому что эти эффекты зависят от их скоростей обратно квадратично, да ещё неизвестны и их типичные размеры.

Как мы отмечали, детектирование таких объектов облегчается их огромными скоростями. Можно перечислить такие их воздействия: При попадании в планету, например, — в Землю оболочка из обычного вещества взрывается и приводит к образованию псевдометеоритного кратера, а сверхплотный объект пронизывает Землю насквозь, пробивая заполненный плазмой канал. Выброшенные из образованной им «трубки взрыва» капли стекла мы называем «тектитами». Поиски на Луне кратеров с «особенностями» в центре не сложны. Ими вполне могут быть кратеры с «центральной горкой». Отношение энергий ушедших на образование «обычных» кратеров и кратеров с центральной горкой могут дать отношение в околоземном пространстве кинетических энергий фрагментов «обычного» сверхскоросного вещества — продукта коррозии вещества нейтронного и кинетических энергий астероидов. Если учесть отношение энергий оболочек и самих сверхплотных объектов, то получится, что кинетическая энергия малых сверхплотных объектов на много порядков превосходит последнюю. Это может быть далеко не последняя по своим энергетическим запасам часть вещества Вселенной. (Здесь предполагается, что центральные горки по крайней мере части лунных кратеров образованы из вещества, выброшенного из «трубки взрыва».)

Встречи малых сверхплотных объектов с обычными звёздами, как представляется, не должны приводить к видимым последствиям или накоплению нейтронного вещества в их ядрах, однако последнее справедливо только для фрагментов не меньших миллиметра. Белые карлики должны захватывать такое вещество, по крайней мере, энерговыделение при движении объекта сквозь белый карлик должно быть на несколько порядков больше, чем сквозь Землю. При некоторых допущениях это может привести к его захвату.

До полного рассеивания газообразного вещества разрушенной оболочки малого тела оно может проявить себя в виде «струи» космического излучения, что зарегистрируется, как резкая кратковременная вспышка космического излучения. (Именно корпускулярного, а не гамма или рентгена!) В зависимости от массы и концентрации, такая струя, при попадании в атмосферу Земли может проявить себя как движущееся по небу светящееся пятно. (Такие «НЛО» вроде бы наблюдались), необычные «полярные сияния», либо привести к локальному разогреву атмосферы и вызвать «термический удар», (что вроде бы также наблюдалось во Вьетнаме во время выпадения «тектитных дождей» и в других районах Земли. Одним из продуктов такого явления может быть материал с крайне непонятной историей — т. н. «Ливийское стекло».

Небольшие, граммовой массы метеорные тела из сверхскоростного «обычного» вещества оболочки могут дать болиды необычного вида, они должны иметь голубоватый цвет, огромную скорость и не оставлять продуктов выпадения. (Но след из бурых окислов азота они должны оставлять.)

Вполне возможно, что т. н. «Тунгусский метеорит» и некоторые другие болиды «взрывного типа», вроде бы зарегистрированные болидной службой США были именно проявлением такого вещества.

В случае «Тунгусского метеорита», этот механизм мог бы объяснить необычайно светлые ночи до и после «падения» свечением верхней атмосферы от сопутствующих малоэнергетичных космических лучей и едва заметную (возможную) прибавку в годичных кольцах деревьев после 1908-го года изотопа С14.

Свечение ночного неба в период «Тунгусского падения» обычно объясняют тем, что это была встреча с кометой и светлые ночи давал материал её хвоста, но никому не приходит в голову простой вопрос: если это вещество светилось в верхней атмосфере несколько дней, то почему хвост этой «кометы» мы не видели в момент подлёта? Ведь в межпланетном пространстве условия свечения газа должны быть, во всяком случае, не хуже, чем в атмосфере Земли, и почему тогда не светится с такой интенсивностью сама атмосфера. Ведь примесь кометных газов будет составлять такую ничтожную долю процента, что её можно просто не учитывать при любых мыслимых допущениях!

Свечение под действием космических лучей этот эффект объясняет достаточно убедительно. Хорошо, что тогда наш «Салют» и «Мир» там не летали!

Кстати, одним из источников нагрева и свечения в начальной стадии расширения оболочек сверхновых называется распад изотопа калифорния-252, образовавшегося при коллапсе и выброшенного во время сжатия ядра в оболочку. Поскольку для его образования заведомо нужна большая плотность вещества и необходимо наличие большого количества нейтронов, то нет ничего невероятного в том, что выбрасывается и часть уже нейтронизированного вещества.

Таким образом, допущение гипотезы наличия в мировом пространстве малых нейтронных тел и их постепенного разрушения с образованием на их поверхности коры из «обычного» вещества может объяснить: наличие на Земле тектитов и, возможно, «кимберлитовых трубок», образование на Луне кратеров с центральной горкой, обогащение космических лучей тяжёлыми элементами, необычные небесные явления, возможно — «тунгусский феномен».




Бондаренко Ю. Н.

6-го марта 2004-го года.


Поделиться в соцсетях

Facebook Twitter Google+ Vkontakte

Комментариев нет:

Отправить комментарий